arbat ranshe

Что было на месте Нового Арбата

Июнь 21, 2016 - недвижимость в Москве

Любой город, а тем более такой мегаполис, как Москва, не может на протяжении долгих лет оставаться неизменным. Как каждый сложный организм, он стареет, омолаживается и снова ветшает, и снова обретает новый образ. И каждый раз, на каждом новом витке своей истории он что-то теряет и чем-то обогащается.

Случаются времена, когда облик города меняется исподволь, на месте отдельных обветшавших зданий появляются новые, естественно вписываясь в городскую среду. Но случаются и годы великих потрясений, революционных преобразований, когда, подчиняясь очередному плану реконструкции, исчезают с карты города целые улицы и кварталы, не говоря уже об отдельных храмах, домах и переулках, уступая место новостройкам, не всегда гармонирующим с окружающим пейзажем. Но и то, что, казалось бы, уходит безвозвратно, все же не исчезает бесследно. Так уж устроена память человеческая, что хранит московские дворики такими, какими знали их Пушкин и Достоевский, Чайковский и Рахманинов, Васнецов и Поленов.

Москвичи, родившиеся во второй половине XX столетия, конечно же, не представляют себе облик города без Нового Арбата, без его одетых в стекло и бетон административных высотных «книжек» по одну сторону и 25-этажных жилых домов-башен гостиничного типа — по другую. А кто из них знает, что было эдесь всего каких-нибудь 40 лет назад?

Мне, тогда 20-летнему юноше, жившему на улице Чайковского, довелось быть очевидцем гигантской ломки старых кварталов, исчезновения до боли родных улиц и переулков, где прошли мое детство и юность. А через пару лет я стал свидетелем грандиозного аврала, когда в канун очередной Октябрьской годовщины буквально за считанные дни несколько десятков дорожных машин — скреперов, асфальтоукладчиков, катков — двигаясь единым массивом по всей 90-метровой ширине новой трассы, закатали в асфальт почти километровый отрезок от Арбатской площади до Садового кольца, навеки погребя и знаменитую цветаевскую Собачью площадку, и Кречетниковский переулок с его малыми и большими домами.

Слов нет, Новый Арбат решил в то время немало городских проблем, сразу же став многозначащим административным, общественным и торговым центром и важной транспортной артерией, соединившей центр города с западными районами. Но какой ценой оплачено это решение? Столь грубое вторжение в исторически сложившуюся городскую среду, уничтожение ряда памятников, нарушение старой планировки обернулись невосполнимыми потерями. И хотя авторы этого проекта впоследствии были подвергнуты справедливой критике, дело-то было сделано. И теперь трудно предположить, что ради восстановления Собачьей площадки и нескольких десятков исторических и архитектурных памятников старой Москвы кто-нибудь снова решится «засыпать бассейн», как это случилось при возрождении Храма Христа Спасителя.

Ну, что же! Если нам не суждено воскресить утраченного, то поговорим хотя бы о том, что осталось. И начать мне хочется со своей «малой родины», с Трубниковского переулка, где прошли мое детство, школьные годы и ранняя юность.

Неспроста в начале своего рассказа я повел речь о строительстве Нового Арбата или проспекта Калинина, как в 60-е годы назвали новую магистраль. Именно она разрезала на две неравных части мой родной Трубниковский переулок. История его возникновения уходит корнями в седую древность. В XVII веке здесь находились многочисленные стрелецкие слободы и слобода, где, по мнению историка Москвы П.В.Сытина, жили печники и трубочисты, или трубники, а, по мнению других исследователей, — трубачи царского двора. Так или иначе, дорога, некогда соединявшая Арбат и Поварскую улицу, получила название Трубниковский переулок.

Правда, еще в XVIII веке части переулка имели разные имена. Самое любопытное, что эти разные названия носили именно те части, на которые в середине XX столетия рассек переулок Калининский новострой. Часть от Арбата до Кречетниковского переулка (тело которого и послужило руслом нового проспекта) называлось Чертовым, а другая, до Поварской, — Стрелецкой улицей.

В переулке сохранились дома, построенные еще в начале XIX века, но об этом ниже. А сейчас начнем нашу экскурсию с дома под №1. Вернее, это сразу несколько домов на углу Трубниковского переулка и переулка Каменная слобода — так называется теперь переулок Воеводина, которому в 1994 году возвращено древнее имя. Дома эти принадлежали некогда причту Спасопесковской церкви. Самый старый из них — средний, построенный в 1836 году. Более полувека спустя (в 1899 году) архитектором В.П.Гавриловым справа был возведен одноэтажный корпус для приходской школы, надстроенный в 1905 году еще двумя этажами. Левый, также трехэтажный дом, спустя пять лет, выстроил архитектор М.Д.Холмогоров. Сегодня дом под №1 наполовину пуст, пусто и вокруг него…

В 1877 году из Петербурга в Москву переехал художник В.Д.Поленов. Поселился он по соседству с вышеописанным домом в небольшом деревянном домике №5/17 на углу Трубниковского переулка и Композиторской улицы (бывш. Дурновский переулок). Дом этот не сохранился, но сохранилось нечто большее. В воспоминаниях художника читаем: «Я ходил искать квартиру. Увидел на двери записку, зашел посмотреть, и прямо из окна мне представился этот вид. Я тут же сел и написал его». Так появилась знаменитая картина Поленова «Московский дворик». К сожалению, все, что увидел бы художник, выгляни он из окошка сегодня, это хоккейная коробка и несколько строительных вагончиков, поставленных здесь неизвестно зачем — никаких примет стройки сегодняшнему наблюдателю обнаружить не удалось.

Что вообще знали бы мы о допосохинской Москве, если бы не замечательные наши художники? Любопытно, что напротив несохранившегося домика, где жил Поленов, на другой стороне Трубниковского переулка в доходном доме, построенном в 1909 году по проекту архитектора О.Г.Пеотровича (д. №4), в 1910-1930 годах квартировал художник К.Ф.Юон. Это его кисти принадлежат картины «Гулянье на Девичьем поле», «Кафе на Тверском бульваре», «Вид на Москву с Воробьевых гор» и многие другие полотна на московские темы. Сегодня же этот четырехэтажный, украшенный лепным декором дом известен разве что тем, что здесь разместилась ставка Верховного атамана Союза казачьих формирований да офис турфирмы «Релена».

Рядом с домом №4 стоят два других также доходных четырехэтажных дома — №6, построенный архитектором К.В.Апполоновым в 1914-1915 годах, о чем красноречиво свидетельствуют рельефные римские цифры — МСМХIV- MCMXV — над парадным входом, и №8/17, возведенный несколько раньше — в 1911 году по проекту архитектора К.Л.Розенкампфа. Это здание, так же как и дом №4, богато украшено лепным декором. Дом стоит на углу переулка и Композиторской улицы. Вплотную к нему по улице примыкает недавно возведенное ультрасовременное семиэтажное здание Башкирского республиканского инвестиционно-кредитного банка.

А дальше… дальше мы упираемся в бетонную громаду — задворки развлекательного центра «Арбат», фасадом выходящего на пресловутый проспект, поглотивший весьма значительную часть домов Трубниковского переулка. Чтобы продолжить нашу вертуальную прогулку, нам придется обойти целый квартал, выйти на Садовое кольцо и перейти по переходу широкий Новый Арбат. И только тогда в расщелине между одним из высотных домов-башен и забором, которым обнесено ремонтируемое зданием киноконцертного зала «Октябрь» откроется перед нами продолжение Трубниковского переулка. И тут окажется, что первый же пятиэтажный дом (№11, три нижние этажа которого были возведены в 1897 году архитектором И.П.Машковым, а позже надстроены) снова связан с именем художника. Здесь, в этом доме, находилась некогда частная хирургическая больница врача князя Чегодаева, в которой он оперировал известного русского живописца В.А.Серова по поводу язвы желудка. Однако вряд ли кому-то придет на ум имя великого художника, а тем более князя-хирурга, при взгляде на помпезную вывеску магазина модной одежды «Безанти».

Дом №13, возведенный в 1914 году архитектором Н.В.Андреевым, знаменит лишь тем, что закрыл собой небольшой особняк, построенный еще в 1819 году (правая часть его пристроена в 1886 году). Здесь в начале ХХ века жил известный историк, исследователь русской генеалогии Л.М.Савелов. Памятен особняк и тем, что после революции здание заняла школа-колония имени А.В.Луначарского. Сегодня дом №13, украшенный лепным декором, делят между собой строительное управление №29 и Московское государственное унитарное предприятие с «громким» названием в духе 20-х годов — «Промотходы».

Рядом — скромный одноэтажный по фасаду особняк под №15 без каких-либо опознавательных знаков, прежде жилой домик, а ныне офис какой-то, судя по немалому скоплению иномарок, преуспевающей фирмы.

А вот следующий особняк (№17) имеет богатую историю. Он был выстроен коллежской асессоршей Е.Сонцевой в 1822 году. В 1830-х годах здесь жил историк Москвы, архитектор А.А.Мартынов. В 1850-х годах особняком владел помещик И.И.Барыков, основатель богодельни в переулке, носящем его имя.

Так уж случилось, что и этот дом теснейшим образом связан с именами художников. Славная его история началась в 1890 году, когда владельцем дома стал незаурядный художник-пейзажист И.С.Остроухов. Это о его известном пейзаже «Сиверко», написанном в 1890 году, основатель знаменитой художественной галереи П.М.Третьяков отзывался как о лучшем в своем собрании. Но Илья Семенович Остроухов был не только художником, а и знающим коллекционером, собирателем русской живописи. Кстати, после смерти Третьякова именно Остроухов станет членом совета галереи и ее попечителем.

«Дом Остроухова, — читаем у историка Москвы С.К.Романюка, — был одним из культурных центров Москвы, — в нем побывали, наверно, все русские художники рубежа Х1Х и ХХ веков. Его коллекции были известны не только первоклассными произведениями русских живописцев — Щедрина, Иванова, Саврасова, Перова, Левитана, Репина, — но прекрасным подбором старинных икон, которые Остроухов рассматривал как живопись мирового значения. Коллекция его в конце 1918 года была национализирована и стала филиалом Третьяковки под названием «Музей иконописи и живописи», а И.С.Остроухов был назначен пожизненным хранителем. После его смерти в июле 1929 года коллекция была разделена между несколькими музеями, а дом отдан под жилье. Недавно (в начале 1980-х годов — авт.) бывший Остроуховский особняк отреставрировали, передали Государственному Литературному музею». Музей владеет им и сегодня, а само здание, как гласит укрепленная на его фасаде табличка, охраняется государством.

Рядом с этим особняком высится в прошлом один из самых больших жилых комплексов в переулке — дом №19. Этот монументальный пятиэтажный темносерый домище, украшенный орлами и львиными масками, в стену бокового фасада которого упирался мой взгляд каждый раз, когда я выглядывал из окна квартиры, где прошло мое детство, с громадным двором-колодцем и глубокими тоннелями-проездами с каждой из сторон, казался нам — трубниковской детворе — каким-то жутким монстром. Тем более что из его темных подворотен всегда несло тяжелым винным духом. Все прояснилось много позже, когда я узнал историю этого дома. Нет, она вовсе не была ужасной, просто, видимо, нас, детей середины века, подавляли сами объемы этого строения, тем более что окружали дом одно-, двухэтажные особнячки. Сегодня памятные доски раскрывают его историю. Возведен дом был в 1912 году по проекту архитектора П.П.Малиновского для Главного управления уделов, которое ведало имуществом царской семьи. Удельное же ведомство было крупным производителем качественных вин и при постройке жилого дома запроектировало громадные подвалы — винные погреба, называемые «голицинскими» в честь князя Л.С.Голицина — знаменитого винодела, основателя русского научного виноделия. Об этом, правда, без упоминания высокого титула винодела, также вещает мемориальная доска.

В этом доме в 1910-х годах жили архитекторы братья Веснины. После Октябрьской Революции здесь размещался народный комиссариат по делам национальностей, которым руководил будущий «отец всех народов» И.В.Сталин. В начале двадцатых годов в доме жил и нарком рабоче-крестьянской инспекции — Рабкрина — Н.М.Шверник. О последних фактах теперь можно узнать только из краеведческой литературы, хотя еще совсем недавно и об этом рассказывали памятные доски на фасаде.

В 1984 году дом реставрировали, а бывшие голицинские подвалы, где некогда хранились марочные вина, приняты на государственную охрану как памятник промышленной архитектуры.

Но для меня дом этот памятен, прежде всего, тем, что в нем, как и во многих других домах Трубниковского переулка, я не раз бывал, навещая своих одноклассников. Кстати, и учились мы здесь же, в школе №103 Краснопресненского района, одним из своих фасадов выходившей в Трубниковский переулок. Сегодня, правда, школьное здание не узнать: оно перестроено, здесь разместилась какая-то крупная фирма, да и в доме 19 уже никто не живет. Теперь это Дом народов России: здание, как и в первые годы Советской власти, отдано Миннацу — Министерству по делам Федерации и национальностей Российской Федерации. Закрыты железными воротами и обе подворотни, и нет уже винного духа, и сам дом уже не смотрится так мрачно, а напротив, — фасад его с широкими окнами, как и парадный вход в обрамлении российских триколоров, выглядят торжественно и нарядно.

Но продолжим наше путешествие. Обратим внимание на двухэтажный особняк, фасад которого украшен лепным декором. Своеобразие этому дому под №21 придают и арочные окна второго этажа, и лепные медальоны над ними. Построен дом в 1877 году по проекту архитектора А.А.Никифорова. Рядом, под тем же номером, — особняк постройки 1846 года. Те же два этажа, но фасад значительно скромнее, а по бокам угадываются более поздние перестройки. Между этими домами в глубине двора виден шестиэтажный дом, где жил выдающийся кинорежиссер Всеволод Пудовкин.

На противоположной стороне переулка сохранились дома, начиная с №22. В этом, характерном для старого архитектурного облика района двухэтажном особнячке расположился сегодня филиал зеленого хозяйства №1 Промобъединения «Мослесопарк». Рядом высится красивое пятиэтажное здание, отделанное цветной плиткой и украшенное лепным декором. Это один из немногих теперь здесь жилых домов (№24). К нему примыкает монументальный доходный семиэтажный дом (№26). В свое время, мы называли его «домом научных деятелей». И действительно, в нем жили гидрогеолог Ф.П.Саваренский, паталогоанатом А.И.Абрикосов, литературовед Н.К.Гудзий, геолог А.Н.Мазарович, астроном В.Г.Фесенков и многие другие. К сожалению, при постройке этого дома (в 1912 году, по проекту И.С.Кузнецова) пришлось снести стоявший на этом участке одноэтажный деревянный дом, в котором в 1824-1825 годах жил поэт, партизан, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов.

Следующие дома по этой стороне переулка — №28, 30 и 30а еще в начале Х1Х века составляли один участок, принадлежавший гвардии поручику И.М.Хвостову. Здесь стоял большой деревянный дом на каменном первом этаже. После пожара 1812 года участок разделился, и к 1822 году на нем были построены два дома, дожившие до наших времен. В одном из них — двухэтажном особнячке под №28 размещается Российский фонд культуры. В другом — сером одноэтажном здании — организация под интригующим названием «Сталькон». Зато за этим зданием, во дворе, радует глаз хорошо отреставрированный особняк под №30а. Выкрашенный в традиционные желто-белые цвета дом этот являет собой пример отношения к архитектурным памятникам старины. Да и стоит ли удивляться: нынешний его владелец, приведший особняк в надлежащий вид — представительство английской компании «Shell» — производителя известной марки машинных масел.

А дальше — пустырь, правда, огороженный и снабженный информационным щитом, из которого явствует, что некая фирма «Континент» ЗАО «Моспромстрой» возводит здесь жилой дом для ЗАО «Клондайк» и закончит строительство в IV квартале 2000 года. Однако, несмотря на «громкие» имена что заказчика, что подрядчика, дело, видимо, движется слабо. Во всяком случае, на заснеженной стройплощадке никаких свежих следов строителей не обнаружено. А ведь здесь совсем еще недавно стоял деревянный особняк под №32. В начале 60-х годов прошлого века он принадлежал известному собирателю и исследователю русских гравюр Д.А.Ровинскому.

Заканчивается четная сторона переулка ветхим двухэтажным деревянным зданием с небольшой более поздней трехэтажной каменной пристройкой (№34) и угловым пятиэтажным доходном домом начала века, в первом этаже которого красуется витринами фирменный магазин кондитерской фабрики «Красный Октябрь».

На нечетной же стороне сохранился двухэтажный краснокирпичный особняк под №23, где размещается консульсуий отдел посольства Греции. К нему примыкает помнезный жилой дом постройки середины нашего века в стиле сталинского ампира. Первый этаж его занимает отделение Сбербанка России. Дом почему-то имеет №31/29. Куда девались дома под №№25 и 27 выяснить не удалось.

Зато угловой двухэтажный дом №31/31 охраняется государством, ибо являет собой памятник истории (чего никак не подумаешь, глядя на его неухоженный фасад). Правда, и соответствующая табличка прикреплена к фасаду, выходящему на Поварскую, хотя и он выглядит не краше. Но как бы там ни было, а высокой чести это, как пишет историк Москвы Ю.А.Федосюк, «толстостенное, приземистое, со скругленным углом здание, построенное еще в XVIII веке», удостоилось потому, что «здесь у А.И.Кошелева в 1840-1850 годах собирались московские славянофилы. Бывали здесь и П.Я.Чаадаев и Н.В.Гоголь. 25 марта 1858 года в доме встретились вернувшийся из сибирской ссылки декабрист С.Г.Волконский и поэт Т.Г.Шевченко. Хозяин дома, увлекавшийся литературой и философией, был богатым откупщиком. Предполагают, что личность А.И.Кошелева дала Н.В.Гоголю материал для создания образа «добродетельного откупщика» Костанжогло во втором томе «Мертвых душ». Многие годы в доме находился НИИ художественной промышленности.

В заключение, несколько слов о привлекательности этого района с риэлторской точки зрения. Бывший некогда транспортным дублером части Садового кольца Трубникоский переулок, лишившись прямого выхода на Арбат и улицу Чайковского, стал заметно тише и чище. Теперь стоящие в начале и в конце переулка жилые многоэтажные дома стали привлекательными для почетателей уюта и покоя посреди шумного и суетливого города. Вместе с тем, совсем рядом — все прелести цивилизации. Здесь и Новый Арбат, и старый с их суперсовременными магазинами, ресторанами и кафе, широкой сетью предприятий бытового обслуживания, развлекательных центров и медицинских учреждений. Здесь и часть Садового кольца, где расположены Посольство США, крупные продовольственные и промтоварные магазины. Здесь и Поварская улица с театром киноактера, Домом писателей, музеями, ресторанами и широкой сетью фирменных магазинов. В непосредственной близости, как говорится, в пределах пешеходной доступности — несколько станций метрополитена: Арбатская, Смоленская, Баррикадная, Краснопресненская. Недалеко отсюда Министерство иностранных дел России, мэрия Москвы, Дом Правительства. Здесь же Московский планетарий, зоопарк. В общем, есть, где сделать покупки, где отдохнуть и, как нынче говорят, оторваться или оттянуться — это уж как кому нравится. А если говорить коротко, жить здесь удобно и достаточно комфортно.

На этом я, пожалуй, и закончу рассказ об истории не самого, может быть, удачливого и не самого протяженного московского переулка — Трубниковского. Но история эта хранит столько замечательных имен, столько событий! И она дорога мне как память о малой родине, о безмятежном детстве, о счастливых школьных годах.

Не менее увлекательна история и других уголков старой Москвы — и существующих доныне, и оставшихся только на картах да в памяти уходящего поколения. Но об этом — в другой раз.

Статьи по теме

› tags: МОСКВА / про недвижимость /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.