japonskiy dom

Японский дом

Июнь 24, 2016 - дом и семья

За последнюю пару лет в Москве появилось немало интерьеров с японским ароматом. Особенно на ниве русско-японской дружбы отличились архитекторы Алексей Розенберг и Эдуард Забуга — последний даже спроектировал специальную мебель под бонсаи. Их мнения и работы мы тут представляем.

japonija kulturaАлексей Розенберг:

«Многие модные архитекторы сегодня берут за основу творчества метафизические принципы Востока,

 

Открытые фактуры и натуральные материалы — штукатурка, дерево, стекло и металл — красивы сами по себе. Их надо только подчеркнуть

где Бог не персонифицирован, а растворен в мире, в свете, в природе. Отсюда такое внимательное отношение к натуральным материалам, к свету, звуку, пустоте — то, что очень правильно называется ‘минимализмом’ Как раз на поле минимализма и происходит пересечение восточной метафизики с русским аналитическим искусством, начиная с Малевича и Кандинского. У абстракционистов отношение к формам и линиям, как и на Востоке, очень духовное, трепетное. Вместо людей как социальных персон рисуются палочки, веточки, которые пересекаются, раскрывая гармонию мира».

Эдуард Забуга:

 

Японский дом — пространство, где можно расслабиться и углубиться в себя. Тем, кто не мыслит своей жизни без суеты, этот стиль не подходит

«Восточный интерьер в Москве — нечто среднее между Востоком и Севером, между скандинавами и японцами. Например, у нас очень скандинавское отношение к формам, чрезмерная их брутализация.
Идеальный восточный дом — это помещение, где кроме пространства, фактур, света и нескольких очень точно найденных акцентов, которые тебе действительно дороги, есть только твое созерцание.
Реальный интерьер выглядит примерно так: чистые, очень спокойные стены, новый либо приведенный в порядок старый пол, кровать-матрас, встроенные шкафы и подиумы, поднимающие пол, чтобы свет из окон падал на ноги (так положено по японским канонам) и внутрь заодно можно было спрятать вещи. Московские привнесения — яркие кислотные цвета акцентов, например подушек. Восточный подход плюс наша мишура — рождается московская мешанина.
Жаль только, что Москва делает восточное пространство капсульным, этим ограничивая его значение. Ведь настоящий восточный интерьер должен иметь выход на улицу, быть связан с небом, с землей, вплетаться в ткань природы».

Статьи по теме

› tags: про недвижимость / фен-шуй / япония /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *