dom v ssha

Американская мечта в действии

Июль 2, 2016 - загородная недвижимость

Все началось с того, что наш «шевроле» попал в автомобильную пробку. Причем чуть ли не в самом центре Финикса — столицы штата Аризона. Мы ехали в крайнем правом ряду, поэтому я имел возможность спокойно выйти на обочину. Глянул влево-вправо и ужаснулся: как же быстро образовался этот многокилометровый караван «джипов», «фордов», «тойот» и «ягуаров»…

— Этого только мне и не хватало — застрять в самом пекле! — Из салона стоящего впереди нас «мерседеса» выбрался симпатичный парень лет тридцати. Я сочувственно кивнул: мол, а что делать? Придется ждать.

— Ненавижу эту «цивилизацию»! — продолжал он выплескивать свои эмоции. — А как вам нравится название нашего аэропорта: «Небесная гавань»?! Да ведь небеса — это тишина, спокойствие, чистота. Здесь же настоящая помойка!

— Простите, но, судя по вашим номерам, вы тоже обитатель этой помойки, — нарушил его монолог мой сын.

— Ну уж нет! Конечно, я учился в Нью-Йорке, жил и работал в Бостоне, потом — в Сан-Франциско. О как мне надоели за те годы скопища людей, небоскребы, супермаркеты, машины, пробки, дурацкие шоу! И однажды я сказал себе: все, хватит. Теперь живу по-другому. Увидели бы — просто позавидовали бы мне. Да-да, чего улыбаетесь, вот вам моя визитка. Приезжайте завтра к вечеру и сами во всем убедитесь.

— В чем?

— В том, что «Небесная гавань» — это у меня. А тут цивилизованный ад…

 

Лишь через час нам удалось наконец тронуться с места. Наш новый знакомый стремительно рванул вперед, в свой рай. А мы остались в раскаленном мартовским солнцем Финиксе. Было только пять часов вечера, термометр в тени показывал +45°С.

Отшельник

На следующий день мы вспомнили о вчерашнем приглашении. Ну когда еще и кто предложит нам побывать в раю на земле? Посмотрели адрес — оказалось, это совсем недалеко: всего в 30 милях (48 км) на север от Финикса. Купили по дороге упаковку пива да килограмм мороженого с этаким жизнерадостным названием «Смерть шоколаду!» и отправились в гости.

Нужно напомнить читателям, что штат Аризона расположен в зоне пустынь. Однако песков, которые тянулись бы на десятки или сотни километров, здесь нет. Правда, если приблизиться к границе с Мексикой, можно встретить небольшие барханы. Но Мексика на юге, а мы мчались на север. Растительность всюду весьма скудная — высохший кустарник, пожелтевшая от солнца трава, каменистая почва. И постоянно над головой раскаленное солнце. Даже зимой, в ноябре—декабре, температура от +15 до +20°С. Дождь льет редко: разок в месяц пройдет, и то хорошо.

 

Сверившись по карте, мы свернули с федерального шоссе на узкую асфальтированную ленту и буквально через пару минут подъехали к жилищу «отшельника», которое, по нашим меркам, напоминало двухэтажный коттедж человека со средним достатком. Выполненное из слегка потемневшего бруса и оцилиндрованного бревна, оно гармонично вписывалось в окружающий ландшафт. Сам хозяин в шортах и бейсболке козырьком назад весело приветствовал нас неизменным американским «хай».

Открытость, дружелюбие и неподдельный интерес к иностранцам — естественная и, как мне кажется, национальная черта американцев. А может быть, просто обычное проявление любезности. Но этот парень был нам действительно рад и сегодня уже не выглядел таким брюзгой. Обрадовавшись мороженому даже больше, чем пиву, он, прежде чем приняться за них, решил устроить для нас экскурсию по территории, примыкающей к дому. Однако, забегая вперед, считаю необходимым познакомить вас прежде с кратким досье нашего отшельника.

Итак, Тэрри Уиллет — 1966 года рождения, образование высшее. Последние семь лет работает дизайнером знаменитой фирмы «Моторола» в Финиксе. Живет вдвоем с женой Пэгги, преподавательницей начальных классов. Детей нет. Пока. Хобби — играет за любительскую хоккейную команду, а также любит разглядывать в телескоп ночное звездное небо. О зарплате тут не принято распространяться, но ему скрывать нечего: 60 тыс. долл. в год. Сам ли строил дом? Ну что вы, это влетело бы в копеечку. Просто приобрел его в рассрочку, причем всего за 150 тыс. Кредит взял на 10 лет. Под проценты, конечно. В целом выйдет дороже, когда будет выплачено все до последнего цента. Намного? А, ерунда, тысяч на 30 или 50. Главное, есть собственный дом. Он широко развел руки в стороны: вот, прикупил еще у государства 10 акров земли (4 гектара).

— Картошку, что ли, выращивать? — пошутил я.

— Нет, картошку я всегда могу купить в супермаркете, а вот то состояние души, которое возникает у меня здесь, нигде ни за какие деньги не купишь. Давайте я покажу вам свой лес.

Перед домом раскинулась лужайка с прямоугольниками аккуратно подстриженной травы. Тэрри покрутил какой-то кран, и внезапно из-под земли забили прозрачные фонтанчики. Ага, система полива устроена на небольшой глубине. А если хозяин целый день на работе или уехал на уик-энд — солнышко ведь жарит сверху? О, Тэрри обычно программирует автоматику, и она сама дает команду системе полива. Так что травка здесь на газоне всегда зеленая.

Мы медленно потянулись следом за хозяином к деревянной калитке, ступая по слегка стертым бетонным плитам, и, обогнув дом, очутились в небольшом внутреннем дворике. По периметру его росло несколько десятков пальм. Апельсиновые деревья роняли оранжевые плоды на крупную розоватую каменную крошку, которая покрывала всю территорию дворика. А за стволами проглядывала живая изгородь из двухметровых кустов, усыпанных яркими красными цветами. Конечно, лесом этот кусочек природы назвать было трудно даже с большой натяжкой. В чем я немедленно и усомнился вслух.

Но Тэрри словно ждал этого. Он махнул нам рукой, приглашая пройти за пальмы, к кустарнику. Оказывается, в нем был узкий, метра в полтора, проход.

— А теперь что скажете? — с ехидцей спросил нас враг урбанизации.

Да, зрелище было впечатляющим. Сразу за кустарником находился бассейн неправильной овальной формы, от которого веяло прохладой. Размеры его на глаз — 10і15 м. Дно выложено белой плиткой, а стенки — материалом, имитирующим древесину. Вокруг бассейна также росла ровно подстриженная зеленая травка. Но несомненной гордостью Тэрри была небольшая рощица из… кактусов. Вообще кактус — символ штата Аризона. Эти внушительных размеров и разнообразных форм растения встречаются здесь на каждом шагу — в городах, вдоль шоссе, на склонах невысоких гор. Достигающие 10 м в высоту, они весят по 5—6 т! У Тэрри же насчитывалось с полсотни таких трех-, пяти- и семиметровых колючих красавцев по имени сагуара, которые как бы молчаливо предостерегали: к нам не подходи!

А за кактусами открывался обычный аризонский пейзаж: скудная травка, каменистая почва и невысокие скалы, обрамляющие подножье сопки, на склоне которой виднелся вход в пещеру.

— И это все — мое! — как-то даже торжественно произнес Тэрри. — Тут никого нет в радиусе 10 миль, никаких соседей — мы совершенно одни.

Рай практичного романтика

Парадная дверь дома была стеклянной. Так принято здесь и в городах. Изящно и удобно. Никаких хитроумных запоров — обычная пара замков. А как насчет воров, нет опасений? Все-таки хозяева целыми днями отсутствуют. Терри вежливо пропустил нас внутрь и недоуменно ответил вопросом на вопрос:

— Что ж у нас брать ценного-то? Деньги мы храним в банке.

Сразу оговорюсь, что проект дома был, в общем, типовой. Судите сами. Весь первый этаж занимала огромная комната (около 60 м2), разделенная на несколько зон. Слева за входной дверью — небольшой кабинет. Компьютер, навесные полки с книгами и дискетами. Тут же кубки, медали, жетоны, статуэтки с фигурками хоккеистов и цветные фотографии ледовых баталий, свидетельствующие о хобби владельца дома. В углу примостился тренажер. Завершал интерьер стул-вертушка на колесиках, который как бы подчеркивал, что это рабочая зона хозяина.

Пройдя несколько шагов мимо кабинета, мы оказались в довольно обширной гостиной. Здоровенный телевизор стоял на… камине, а напротив, метрах в трех от него, уютно расположились слегка потертые кожаные диваны коричневатого цвета. Небрежно брошенный на добротный деревянный столик плед смотрелся просто как декоративный элемент. И в самом деле — ночью в Аризоне не замерзнешь, тем более в четырех стенах.

С любопытством оглядевшись по сторонам, я увидел кухню со столовой. Они были объединены с гостиной общей площадью — никаких перегородок. Многочисленные легкие навесные шкафчики из темного дерева и довольно громоздкие напольные шкафы казались старинными. И только блеск мойки из нержавейки с двумя отделениями напоминал, что я нахожусь на кухне ХХI в.

Вокруг приличного по размерам стола стояли обитые неброской грубоватой тканью в клеточку массивные стулья, которые впору было отнести к категории кресел. Двухметрового роста холодильник также не выделялся какой-то вычурной расцветкой — фасад и боковые стенки его были текстурированы под распиленные стволы бамбука. Бревенчатые стены кухни, гостиной и кабинета выглядели почти свеженькими. Не хватало только запаха опилок. Я непроизвольно провел ладонью по стыку бревен и не почувствовал его. Да, сделано на совесть. Мое внимание привлек огромный рисунок в рамке под стеклом. Тэрри пояснил, что это генеалогическое древо. Его предки — выходцы из Голландии, а история рода прослеживается вплоть до XVII в.

 

Все занавески на окнах тоже были в клеточку. Хозяин, несомненно, выбрал для своего дома чисто американский стиль — кантри. Здесь же, на первом этаже, находилась просторная ванная комната. Но без каких-либо наворотов типа джакузи. Удобный умывальничек с устройством для жидкого мыла, душевая кабинка. И зеркало во всю стену. Рядом с ванной — подсобное помещение, где стояли стиральная машина и сушилка. Немного тесновато, однако хватило места и для плетеной бельевой корзины.

На второй этаж вела деревянная лестница. Мы увидели три спальни: самая большая со своей ванной комнатой — для хозяев. И две другие, поменьше, предназначенные для гостей и детей (также с санузлом). Всюду обои в цветочек. Мебель — шкафы и комоды, изготовленные из дерева, которое специально «состарили». И вообще каждый предмет, будь то подставка для цветов или полочка с массой безделушек, сделан под старину. Весь этот «антиквариат» продается в магазинах, так что выбор у желающих приобрести его весьма велик. На полу в спальнях мягкие медвежьи шкуры либо натуральные коврики с индейскими вышитыми рисунками. На стенах акварели — в основном сельские пейзажи. Плетеные стулья и полукресла легкие и удобные.

Когда стемнело, Тэрри пригласил нас на балкон, где стоял его телескоп. Полюбовавшись звездным небом, мы заметили мигающие огоньки фар, приближавшиеся к дому, — это возвращалась с работы Пэгги. Спустившись вниз, мы познакомились с ней и вышли наружу. (Как выяснилось, гостиная была отделена от внутреннего дворика огромными раздвижными стеклянными дверями). Жара потихоньку спадала. Тэрри начал возиться у большого электрического гриля, загружая его привезенным Пэгги филе рыбы. А за вечерней трапезой он снова и снова говорил о преимуществах своего дома. Конечно, очень неплохо жить в таком климате хотя бы потому, что совершенно не нужны батареи отопления. Их просто нигде нет — ни громоздких чугунных, ни элегантных плоских. Куда выбрасывается мусор? Вон в тот здоровенный пластиковый бак, что стоит в полусотне метров от дома. Есть ли почта — не все же по Интернету приходит? Ясно, почтовый ящик, тоже деревянный, установлен на повороте с главного шоссе, до которого примерно одна миля. Возвращаешься домой — проверяешь. И что, вам отдельно привозят письма и прочую корреспонденцию? И специально приезжает мусоросборная машина?

— Естественно, я ведь плачу налоги.

Желая блеснуть некоторыми своими познаниями, я вспомнил, что на каждого американца в среднем приходится около 50 м2 жилья.

— А у нас 200. Значит, тебе, дорогая, нужно родить двоих парней, — обратился Тэрри к супруге. Она лишь улыбнулась ему в ответ.

Прощаясь, мы вновь прошли через гостиную. Здесь было прохладнее, чем во дворике. Кондиционер работал идеально, не только очищая воздух, но и поддерживая комнатную температуру в заданном режиме. В гараже из двух боксов отдыхали авто хозяев. Наш «шевроле» поблескивал на гостевом «кармане» в стороне.

Где-то там, на горизонте, раскинулся многомиллионный Финикс. Небо над ним было светлым, и мелькали бортовые огни авиалайнеров, которые беззвучно взлетали или шли на посадку.

— Ну что ж, возвращайтесь в свой родной ад, а если надумаете еще разок заглянуть к нам — пожалуйста, в любое время. Даже когда нас нет дома.

— Как же мы войдем к тебе, Тэрри, дом-то, наверное, заперт?

Он тотчас отвернул край плетеного половичка перед входом:

— Здесь всегда лежит ключ, так что милости просим, приезжайте сюда, поближе к настоящей природе от искусственных цветов и водопадов среди бетона, алюминия и стали.

И я подумал: а может быть, он и прав насчет природы? Как мало мы ее ценим…

Статьи по теме

› tags: дома в США / жилье за городом /

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.